Слава (megaslav) wrote,
Слава
megaslav

Лесные. Глава 3.

- Санёк, ты зачем это сделал?
Иваныч, дедов сосед, приоткрыл калитку и заглянул во двор.
- А тебе что за печаль? - дед кашлянул, и сплюнул в траву, - выпить нету.
- Что сразу "выпить", - оскорбился Иваныч. - я тебе что, алкаш?
Дед хрюкнул, скрыв ухмылку в рукаве.
- Говори, чего пришел. Да зайди уже!
Иваныч притворил за собой калитку, и уселся на лавочку.
- Слушай, Санёк, - начал он, - тут слушок поплыл, что ты с лесными поцапался?
- Ну как поцапался, - усмехнулся старик, - поцарапался. Они меня приложили, - дед задрал рукав, и показал Иванычу багровый шрам, - а я их приголубил.
- Санёк, не гони. Ты, говорят, обоим кишки выпустил, а с бабы шкуру снял. В их же лесу. В ихнее время. Ты чего, Саня?
- Снял, - согласился дед. - обещал снять - и снял. Они Павлушку утащили, прямо из под носа. Мне их угостить за это надо было?
Иваныч шумно вздохнул, и покосился на веранду.
- Не налью, - отрезал дед.

- Да не нужен мне твой самогон, - обозлился Иваныч.
- Вижу, как не нужен, - поддел дед, - сильно хреново?
- Сердце щемит, - пожаловался Иваныч, - и не спал всю ночь.
- А что так, - удивился старик, - по тарелке порнуху смотрел? Хочешь - отключу!
Иваныч был счастливым обладателем спутниковой тарелки, и как-то зайдя за поводком для блесны, дед обнаружил хозяина, внимающего половому акту негра и тощей блондинки. Хозяйка Иваныча, разумеется, была на работе.
- Задолбал ты, Саня, - поморщился Иваныч, - налей стакан, и выслушай.
Дед мгновение помолчал, и направился к дому. Вышел со стопарем, и тонкими кругом колбасы.
- Ох, Саня! - сосед выдохнул спиртом, закинул в рот колбасу.
- Чего "Саня", - огрызнулся дед, - причитаешь как баба по покойнику!
- Да не причитаю я, - раскрасневшийся Иваныч достал сигарету, и прикурил. - Вчера Анька моя в лес пошла, на лесных наткнулась.
- И чего? - скучающе протянул старик, - снасильничали, теперь лесненка ждете? Филькой назови, будет Филимон Петрович Чешуйчатый, Витьке твоему братишка.
- А ты не глумись, - спокойно сказал Иваныч. - Не глумись, Саня. В общем, в лес тебе хода нет. Ни днем, ни ночью, ни зимой, ни летом.
- О как! - делано изумился дед. - Вообще ни в какой? А если я в район уеду, за грибами? И туда нельзя?
- Туда можно, - разрешил сосед, - а от дома Царихи пятнадцать вёрст во все стороны - нельзя.
- И кто это сказал?
- Старый сказал.
- Старый... - дед задумался. - Что ещё?
- Павлушку увози, сегодня же. Времени до заката дают. Не увезешь - пеняй на себя. Выкрадут и выпьют. А до того... - Иваныч скривился. - увози в общем, Саня.
Дед отклеился от стенки, и пошёл к сараю.
- Ты куда? - встрепенулся Иваныч.
- Увидишь, - бросил через плечо старик.
Минут пять дед копошился внутри, наконец вышел наружу, держа в руках связку темных жгутов.
- Саня, - остолбенел Иваныч, - так ты правда из лесной... ремней?
- Правда, Петруша. - дед прищурился, хлестнул связкой по лавочке. - Я их просил Пашку вернуть, чай, не, чужие. Всю жизнь бок о бок живем, хоть и видимся редко. Они мне знаешь что ответили?
- Саня, - Иваныч умоляюще посмотрел на деда, - не могли они вернуть!
- Могли! - отрезал дед. - Моего Пашку - могли! Попроси только - на другой год дом сдал городским с детишками, и места грибные показал. Отплатил бы чешуйникам, добром отплатил! Не в первый раз договариваемся! Так нет, они на принцип пошли! - старик тяжело дышал, правый глаз часто моргал.
Иваныч встал.
- Саня, ты это. Уезжай сегодня, Саш. Хочешь - "Москвич" мой забирай, до района бензина хватит, а там заправишь. Он на ходу, Саня, доедешь! Пашку собирай, и уезжай.
- Нет, Иваныч. Никуда не поеду. Нет у них права указывать, что мне делать, и бегать от лесной твари я не буду.
Сосед молча прикрыл калитку и зашагал к дому.
До вечера дед не находил себе места. Прошёлся вдоль границ участка, проверил забор. Подёргал замок на воротах, приладил засов на внутреннюю дверь.
Павлик крутился возле деда, пытаясь помочь, и в конце концов надоел так, что был отправлен к Сереже со строгим наказом не высовывать нос со двора.
Сумерки упали на деревню часам к восьми. Павлик был давно загнан в дом, и с аппетитом ел пельмени, сидя перед телевизором.
Дед, примостившись в неудобном кресле, наблюдал за тем, как внук ест.
- Пашенька, а может домой поедем? По папе с мамой не заскучал еще?
Внук удивленно посмотрел на старика.
- Дедушка, я не хочу домой! Вовка в Крыму, Арина к бабушке уехала, а папа с мамой на работе весь день! Они меня в садик отдадут, не хочу!
- Пашка, поехали. Навестим папу, а потом сразу обратно!
Дед вскочил с кресла, и рванулся к выходу.
- Дедушка, ты куда?
- Одевайся!
Глаза внука налились слезами, но дед уже был за дверью. Щёлкнул замок,и в окне Павлик увидел долговязую фигуру деда, быстро исчезнувшую за воротами.
Бух-бух-бух! За дверью послышались шаркающие шаги, потом приоткрылась щель, и в скупом свете уходящего дня дед увидел Иваныча.
- Петька, давай машину!
Сосед был пьян, но сообразил, что дед настроен решительно.
- Щас, Сашка, погоди. Документы найду, ключи... Эх, лишь бы аккумулятор не высадился, я его...
- Давай ключи, разберемся! Толкнёшь, если что.
Спустя минуту мужчины были у машины. Ярко-оранжевый "Москвич-комби" стоял под брезентом, правое заднее колесо было полуспущено.
- Давай насос, - дед подтолкнул Иваныча, - где он у тебя?
Тот засуетился, забегал по двору, заглянул зачем-то в курятник, потом в хлев.
- Ты кого в хлеву качал, - крикнул старик, - в сарае смотри!
Иваныч забежал в сарай, загремел упавшей бочкой, что-то со звоном упало, но через несколько мгновений из темнеющего провала раздался радостный вопль:
- Нашёл! Саня, нашёл!
- Так сюда тащи! - досадливо оборвал дед, - да побыстрее, темнеет уже!
Подключили насос к колесу, оказалось, что шланг травит. Пока Иваныч бегал за изолентой, старик лихорадочно качал. Расплющенная покрышка понемногу приобретала форму, твердела, а когда изолента угомонила шипение из треснувшей трубки, колесо стало как новенькое.
- Ключи!
Сосед зашарил по карманам, вытащил два ключа на тонком кольце, и засаленные документы.
- Саня, страховки нет...
- Да хер с ней, со страховкой, - старик открыл дверь Москвича, плюхнулся на сиденье, и вставил ключи в замок.
Хр-хр-хр-хр-бррббббббб-хррр! Выхлопная труба чихнула сизым дымом, и замолкла.
- Покачай, Саня! Покачай педалью, схватит!
Дед нажал на педаль газа, ещё раз, повернул ключ. Заверещал стартер, машина зачавкала, и наконец завелась. Пока дед газовал, прогревая карбюратор, Иваныч открыл ворота.
- Третья передача плохо втыкается, ты резко, резко включай, и сцепление сразу бросай. И...
Из закрытого окна донеслось "Да разберусь я", и "Москвич", окутав двор выхлопом с рёвом выкатился на улицу.
Заведённую машину дед бросил перед домом. Забежал за ворота, трясущимися руками отпер дверь, боясь увидеть пустую комнату, и сразу обмяк, увидев на диване расстроенного Павлика, перекладывающего трусики и носочки из своего яркого чемодана в маленький пакетик.
- Павлуша, ты чего делаешь?
- Деда, ты же сказал, что мы ненадолго! Поэтому я трусики возьму, и носочки эти, и футболку с "Маккуином",а остальное здесь оставлю. Мы же скоро вернёмся?
- Скоро, - подтвердил дед, - давай-ка, одевай курточку, похолодает скоро. И сандалики оставь, обувай кроссовки.
Павлик сбросил с ног сандалеты, полез под кровать, и достал кроссовки на липучках.
- Носки одевать?
- Не натрёшь, - улыбнулся старик.
Пока Павлик искал джинсы, дед зашёл в свою комнату. Открыл дверцу шкафа, отодвинул в сторону пучок вешалок с выцветшими рубашками и парадным костюмом. Наискось надавил на заднюю стенку, та треснула, и отошла в сторону, освободив нишу в стене. Из ниши старик достал небольшой "браунинг", детской игрушкой смотревшийся в широкой ладони, и сунул в карман. В другой карман перекочевала картонная коробка с патронами. Аккуратно закрыв шкаф, дед вышел из комнаты, и спросил:
- Павлик, ты готов?
Внук радостно выскочил из залы, продемонстрировал деду набитый разноцветными носками пакетик, и сообщил:
- А можно я сегодня впереди поеду? До трассы?
Дед пожевал губами:
- Пожалуй, завтра. Павлуш, ты не обижайся - сегодня мы только до райцентра, там у бабы Нади переночуем, а завтра с утра в дорогу. Помнишь бабу Надю?
Павлик смешно насупил брови.
- Конечно помню! Когда она приезжает, ты меня спать наверх отправляешь, и телевизор не даёшь смотреть! Вы с ней водку пьёте, а потом по диванам скачете!
- Скачем, милый мой, и водку пьём, и по диванам скачем. Давай-ка наружу, ехать долго, надо успеть до темноты.
- Деда, ты темноты боишься? А я не боюсь! Я ничего не боюсь, только по лесу бегать не хочу больше...
Старик развернул внука к выходу, и дал легкого шлепка. Тот взвигнул, захохотал, и выбежал на веранду. Дед последовал за ним, тщательно закрыл дверь, и повесил на железный засов тяжелый замок. "Москвич" за оградой надсадно ревел, и дед подумал: "Хватило бы бензина".
Павлик уже скакал возле машины, шумно радуясь тому, что старый автомобиль Иваныча заводится, и диски у него блестят, а руль какой красивый, и фонарики светятся красным!
- Пашка! А ну в машину!
Внук не заставил себя ждать, и юркнул на заднее сиденье. Дед уселся за баранку, и включил передачу. Машина тронулась, и нещадно пыля, "Москвич" проследовал мимо дома Ольги Николаевны, потом Сашки Шмонина, потом миновал Мишкин сарайчик, и на перекрёстке свернул на широкую грунтовку, лежащую вдоль озера, а потом сквозь поля уходящую в лес. Пока машина поднималась на пригорок, старик заметил, что последние лучи солнца утонули в безмятежной озёрной глади. Огромный красный шар скрылся за дальним холмом.
Надвигалась ночь.

(начало и вторая глава тута - http://www.proza.ru/avtor/megaslav)
Tags: творщество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 60 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →